Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

«Учитель года России» — о «двойках», мобильниках и зарплатах

— Правда ли, что дети сегодня разучились читать большую литературу — их захватили мемы, чаты и комиксы?

Лариса Арачашвили: Я не знаю, где вы находите школьников, которые не читают совсем. Потому что все мои ученики читают. Да, это не классическая, а современная литература. Девочкам нравится "Виноваты звезды" Джона Грина. Мальчикам — фантастические романы из серии "Сталкер", книги Сергея Лукьяненко. А вот "бум" на Гарри Поттера уже прошел.

У меня в классе есть уголок, куда я постоянно ставлю новые книги. Что это за издания? Те, которые прочитала сама, которые мне понравились и соответствуют возрасту учеников. Ребята могут подойти и взять любую книгу. Последним, что я поставила на эту полку, стала серия мотивационных историй "Куриный бульон для души".

— Какие книги — ваши любимые?

Лариса Арачашвили: "Венерин волос" Михаила Шишкина и "Дом, в котором…" Мариам Петросян.

— Что бы вы изменили в школьной программе по литературе?

Фото: из личного архива Почему учителя обеспокоены тем, что Россия обречена оставаться на второй год

Лариса Арачашвили: Честно? Мне не очень нравится наша программа по литературе, особенно в старших классах. Дается очень много серьезных больших произведений, и при этом катастрофически мало часов для того, чтобы их подробно разобрать с детьми. Сегодня изучение "Войны и мира" становится действительно сложной задачкой и для учителя, и для учеников. Либо нужно увеличивать количество часов на это произведение, либо менять структуру преподавания, либо предлагать детям вообще другие книги.

— И как вам удается заставить старшеклассников все-таки осилить все четыре тома?

Лариса Арачашвили: Заставить — изначально неправильное слово. Я всеми силами пытаюсь уйти от него. Литература не должна превращаться в наказание для ребенка. Вся "фишка" в том, чтобы сделать ее интересной. Выкручиваюсь, как могу. Даю что-то фрагментами. А вообще есть очень хороший сайт — называется "Живые страницы". Там вся "Война и мир" представлена в схемах и таблицах. Это очень облегчает задачу.

— Много задаете домашних заданий?

Лариса Арачашвили: Мне кажется, что нет. А детям кажется, что да. Думаю, истина, как обычно, где-то посередине. Наверное, всем учителям стоит почаще вспоминать о том, что наш предмет не единственный. И что каждый день у детей, также как у нас, по 6, по 7 уроков.

Я не задаю учить параграфы. Если есть возможность, прошу ребят находить интересные факты, которые не пишут в учебнике. Недавно дети мне рассказали, что восклицательный знак до XVIII века назывался "точкой удивления". Я про это не знала. Так что ребята меня постоянно учат. И это здорово.

— Чему еще они вас научили?

Лариса Арачашвили: Научили не оценивать их только по предметным успехам. Раньше я работала в достаточно сильной школе. Затем перешла в другую — ребята оказались чуть послабее. Но в тот момент, когда я их полюбила, я увидела, какие они разносторонние и интересные. Да, возможно, они не знают мой предмет на "отлично". Но при этом занимаются волонтерством, музыкой, они пишут стихи …

— А "двойки" ставите?

Лариса Арачашвили: Да. За списывание, за невыполненную "домашку", за незнание предмета. Но есть нюансы. Когда ребенок пишет в начале года диктант, и у него 20 ошибок, я ставлю ему "два". Потом в конце года он пишет диктант уже с 10 ошибками. И я по идее снова должна поставить ему "два". Но этого не делаю. За год ребенок вырос, и свою "тройку" действительно заслужил. Главное для меня — показать ему: "ты можешь стать лучше".

— Мобильники на уроке: запрещаете или нет?

Фото: Пресс-служба Минпросвещения России Финалисты конкурса "Учитель года" — о воспитании, чатах и "домашке"

Лариса Арачашвили: Наверно, скажу непопулярную среди учителей позицию, но я мобильники не запрещаю, а использую как дополнительный инструмент. Мы всем классом на мобильных телефонах проходим созданные мной опросы в режиме онлайн. Когда они отвечают — результаты сразу появляются на моем устройстве. И мне уже не нужно вручную проверять письменные тесты. Так что мобильники — большое подспорье, сильно облегчают задачу.

— На сколько ставок работаете сейчас?

Лариса Арачашвили: Полторы ставки. Это шесть уроков каждый день, к которым нужно подготовиться, затем проверить домашние задания… Нагрузка, на самом деле, достаточно большая. Как с ней справляюсь? Работаю еще больше. У меня есть допинг, которого нет у многих людей. Это любовь детей, которую я получаю в стократном размере. Даже если ты успешный менеджер в офисе, то никто не подойдет к тебе и не обнимет посреди рабочего дня, не скажет, какая ты классная. Никто не напишет на доске мелом: "Лариса Гивиевна, мы вас любим!". Именно из-за этого я работаю в школе.

— Как, на ваш взгляд, можно снизить нагрузку на учителей?

Лариса Арачашвили: Проблема очень непростая. Учителя берут несколько ставок вовсе не из-за того, что они хотят так много работать. Причина в том, что они хотят кушать. Но "простое" увеличение оплаты труда на одну ставку проблему не решит. Есть еще такая вещь, как "педагогический голод". Во многих школах просто не хватает учителей, чтобы "закрыть" все предметы во всех классах — люди не идут работать. Поэтому многим педагогам приходится совмещать. Нужно повышать престиж профессии. И весь конкурс "Учитель года" работает сегодня на это.

Кстати

Конкурсу "Учитель года России" в этом году исполнилось 30 лет. Его сегодняшние учредители — Минпросвещения, "Учительская газета" и Общероссийский Профсоюз образования. Кроме того, в этом году "Российская газета" стала официальным информационным партнером конкурса.

Станьте первым комментатором

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика