Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Почему на Сахалине появляются новые села и исчезают старые

Александр Анатольевич, что стоит за исчезновением населенных пунктов?

Александр Болотников: Это естественный процесс. Как и люди, села рождаются, развиваются и умирают… А причины — изменения в структуре экономики. Например, в 70-е годы прошлого века практически перестал существовать Широкопадский район на западном побережье острова. Экономика этой территории строилась на лесозаготовках и лове сельди. А когда объем вырубки снизился и рыба перестала подходить, поселки закрыли.

Фото: Министерство Российской Федерации по развитию Дальнего Востока и Арктики Первый "дальневосточный гектар" в Бурятии получила семья из Улан-Удэ

Некоторые производства оказались нерентабельными с переходом к рыночной экономике в 1990-е. И это тоже побудило многих жителей небольших поселков переехать туда, где они могли найти работу и более комфортные условия проживания.

Когда проходила реструктуризация шахт, получили сертификаты и переехали шахтеры из села Тельновского. А остальное население — учителя, врачи, торговые работники и другие — остались там. И сейчас в Тельновский, несмотря на то, что там проживает всего 17 семей, необходимо подавать электричество, обеспечивать его водой, организовывать подвоз детей в школу.

Буквально брошенными в свое время оказались жители села Пильво, которые не смогли перебраться в районный центр. Зимой из-за снежных заносов туда невозможно было проехать по две недели.

Чем поможет жителям таких сел готовящийся законопроект?

Александр Болотников: Суть этого документа — в обеспечении добровольного переселения. Проект закона предполагает выделение жителям малочисленных сел сертификата на покупку жилья в пределах Сахалинской области. Учитывая, что сумма субсидии будет определяться стоимостью "квадрата" по району, в Южно-Сахалинске на эти средства, конечно, жилье не купишь, если только не добавишь свои деньги. Но можно переехать в районный центр или другой населенный пункт.

Мы пока не создали нормальные условия во всех существующих селах. Так зачем вкладывать огромные средства при этом создавать иллюзию эффективной работы получателей гектаров?

Я уверен, что из малочисленных сел и деревень уедут практически все. Потому что жить там очень сложно: печное отопление, удобства на улице, за водой надо к колодцу ходить, нет школы, плохие дороги и связь, часто отсутствует электричество.

В Пильво люди летом приезжают на отдых, а в остальное время жить там никто не хочет. Мне часто звонят из поселка Белоречье Тымовского района. Часть жителей оттуда тоже хочет уехать. Так же, как и из поселка Мангидай в Александровск-Сахалинском районе. Несколько семей намерены переехать из сел Восточное и Катангли, это уже Охинский и Ногликский районы.

В то же время целая группа сахалинцев, получивших "дальневосточные гектары", собирается создать новое село и переехать туда…

Александр Болотников: Сама по себе идея раздачи "гектаров" очень интересная. Но, по моему мнению, нельзя предоставлять участки, для освоения которых надо вкладывать сумасшедший физический труд и огромные финансы. Граждане должны соразмерять свои возможности по освоению таких наделов. Например, в Долинском районе группа "гектарщиков" хочет создать село Успешное, но выбрала для этого болотистое место, изначально заложив большие расходы. И теперь эти люди требуют денег из областного бюджета.

Я согласен с предложением давать, кроме бесплатного гектара, беспроцентный кредит под строительство. Но нельзя выделять деньги на строительство всей инфраструктуры.

Фото: Татьяна Дмитракова/РГ Владельцы "дальневосточных гектаров" начали подавать декларации

Кстати, в Долинском районе есть более подходящие для строительства жилья участки, со всей необходимой инфраструктурой, например, в селе Советском. Однако брать гектары там инициаторы создания Успешного не хотят, это слишком далеко от областной столицы.

У нас масса сел вдоль трассы Южно-Сахалинск — Оха, где есть дороги, энерго- и водоснабжение: Буюклы, Онор, Палево, Зональное. Почему не взять землю там?

Наверное, каждый думает, что он построит на гектаре что-то типа помещичьего домика и будет там отдыхать. А потом, может быть, и продаст. На мой взгляд, человек должен понимать все риски и более реально смотреть на вещи, по крайней мере, не пытаться свои утопические идеи реализовать за счет областных денег.

Мы пока не создали нормальные условия во всех уже существующих селах. Так зачем нам вкладывать огромные средства и при этом создавать иллюзию эффективной работы получателей гектаров?

Может ли программа "Дальневосточный гектар" позитивно повлиять на ситуацию в малочисленных селах?

Александр Болотников: Трудно сказать. Конкретных положительных примеров пока нет. Несколько гектаров взяли в Пильво, но о результатах судить рано.
Был период, когда огромные бюджетные средства выделяли на создание фермерских хозяйств. Так вот, если по прошествии нескольких лет работают пять процентов тех фермеров, в чьи предприятия вливали деньги, то это хорошо. Но в любом случае областные власти должны помогать "гектарщикам".

Станьте первым комментатором

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика