Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Пианистке из Японии звезды посоветовали учиться музыке в Москве

В перерыве между репетициями корреспонденту "РГ" удалось побеседовать с пианисткой из Японии.

Канон, вы начали заниматься музыкой с четырех лет, в шесть поступили в школу имени Гнесиных, недавно окончили Московскую консерваторию имени Чайковского. Как получилось, что вы стали пианисткой русской школы?

Канон Мацуда: Мои родители считали, что для гармоничного развития ребенку нужны разные занятия. Я занималась плаванием, балетом, игрой на фортепьяно, но победила музыка. Мама нашла хорошего педагога. Йоcико Хосода-сан очень интересовалась музыкальным образованием детей в России, где с раннего школьного возраста занимаются изучением специальных предметов, касающихся музыки. Она предложила принять участие в мастер-классе русских педагогов из Гнесинки, которые приехали в мой родной город Такамацу. Они послушали меня и сказали, что стоит начать профессионально заниматься музыкой в Москве.

Хотя еще раньше, до моего рождения, старший брат моей мамы (актер и режиссер Джунсукэ Киношита), составил мой гороскоп (он давно изучает хиромантию и астрологию). И он сказал, что мне "очень подходят занятия музыкой и… жить в Москве". Мама не придала этому значения, она даже не знала, где находится Москва. А когда меня пригласили учиться в Россию, она вспомнила его предсказание, он еще раз посмотрел мой гороскоп и сказал: да, это то, что я тогда увидел.

Так мы с мамой приехали в Москву, и я поступила. В школе мне очень понравилось, мы до сих пор общаемся с моим преподавателем Еленой Петровной Ивановой. В этом году я окончила консерваторию, где училась в классе у Михаила Сергеевича Воскресенского. Поступила в ассисентуру-стажировку в класс Элисо Константиновны Вирсаладзе. Так что учиться мне еще два года.

Фото: Геннадий Шишкин, пресс-служба Приморской сцены Мариинского театра Валерий Гергиев выступил на фестивале "Мариинский" во Владивостоке

Мне приятно, что меня считают пианисткой русской школы, которая очень ценится в мире. Конечно, есть, наверное, различия в менталитете, но всему, что я умею, меня научили русские педагоги.

Вы прекрасно владеете русским…

Канон Мацуда: В первые месяцы мне помогала переводчица. Поступив в школу, я начала не только заниматься музыкой, но и учить русский язык, общаться с одноклассниками, и постепенно заговорила.

Маме пришлось сложнее, она до сих пор не так хорошо разговаривает. А вот младший брат владеет русским даже лучше меня. Он тоже приехал с нами, с четырех лет учился играть на скрипке, потом перешел на альт, но недавно, к сожалению, решил бросить занятия. Бывая с ним в Японии, мы часто в разговоре переходим на русский, и все сразу понимают, что мы приехали из России.

Вы рано начали побеждать в конкурсах. Первая победа в восемь лет на международном конкурсе пианистов памяти Эдварда Грига в Москве. Через два года — Гран при VII Mеждународного телевизионного конкурса юных музыкантов "Щелкунчик". Затем другие престижные конкурсы. Вам нравится соревноваться?

Канон Мацуда: Честно говоря, не очень люблю конкурсы. Все это очень нервно. И участвовать в них не хотелось бы, но в современном мире без этого сложно.

А за конкурсом Чайковского вы следили? Кто лично на вас произвел впечатление?

Канон Мацуда: Уровень пианистов был очень высокий, а мне лично очень понравился американский пианист Кеннет Броберг, получивший третью премию. Я многих слышала в зале, но он произвел на меня впечатление русской романтикой, потрясающе исполнив музыку Метнера и этюд-картину ре минор Рахманинова. Это было так образно, так изумительно! Через его исполнение я почувствовала, как мне открылся его внутренний мир. Я получила от этого огромное удовольствие.

Из того, что слышала и читала про вас, складывается впечатление, что вы тяготеете именно к русской музыке? Как вы выбираете репертуар?

Канон Мацуда: Я исполняю разную музыку — и русскую, и европейскую, но действительно люблю русскую музыку. Когда выступаю в Японии, меня часто просят исполнить первый концерт Чайковского, второй концерт Рахманинова. Заказывали как-то первый концерт для трубы и фортепиано с оркестром Шостаковича, из более современных — музыку Щедрина. Я исполняла ее два года назад во Владивостоке, на втором фестивале "Мариинский". Мне также очень нравится Скрябин, я играла его этюды, а вот концерт еще не исполняла, хотя очень хочется познакомить с ним японских слушателей.

Фото: Пресс-служба Приморской сцены Мариинского театра Балет "Медный всадник" открыл фестиваль "Мариинский" во Владивостоке

А вообще, когда приглашают выступить с оркестром, чаще спрашивают, можешь ли ты сыграть конкретное произведение. Это в сольном концерте я предлагаю произведения сама.

С каким композитором или, может быть, с отдельным произведением того, чье имя на слуху, вам бы хотелось познакомить слушателей?

Канон Мацуда: Я недавно исполняла интермеццо Мусоргского в классическом стиле. Есть для оркестра, а есть переложение для фортепиано самого композитора. Это очень интересная музыка, редко исполняемая. Я играла ее и в Москве, и в Японии, многим она понравилась.

Есть ли в Японии композиторы, которые пишут большую музыку, и вам бы хотелось познакомить с нею зарубежных слушателей?

Канон Мацуда: Мне пока больше хочется знакомить с русской музыкой, которую плохо знают в Японии. Хотя, возможно, у меня пока не случилось встречи с такой музыкой, которая бы меня зацепила. Думаю, все еще впереди.

Вы такая юная, а уже записали в 2014 и 2017 году два диска под лейблом Deutsche Grammophon. Насколько важны такие записи для творчества и карьеры? Вы их слушаете?

Канон Мацуда: Когда я слушаю свои диски, мне каждый раз хочется все переиграть. Запись диска — это работа в студии, а я бы хотела записывать вживую, на концертах. Когда чувствуешь энергетику от зрителей, испытываешь совсем другие ощущения.

А если публика попалась непонимающая?

Канон Мацуда: Бывает на концертах публика, которая не очень привыкла к классической музыке и симфоническим концертам. Это ощущается, но редко. Помню как-то в Японии сначала я чувствовала в зале напряжение, но ближе к завершению концерта люди прониклись музыкой и стали ею жить. Это было приятно.

Фото: Пресс-служба Приморской сцены Мариинского театра Во Владивостоке впервые выступит французский пианист Люка Дебарг

Любите ли вы импровизировать?

Канон Мацуда: Я подбираю иногда музыку, но импровизировать так, чтобы это можно было показать публике, еще не получается. Хотя в мире так много хорошей, даже гениальной музыки, что мне пока интереснее ее узнавать и исполнять.

У вас есть свой собственный инструмент?

Канон Мацуда: Есть, в Японии — Стейнвэй. Но у пианистов такая профессия, что надо подстраиваться, ведь в каждом зале свой инструмент и за короткий срок надо находить с ним общий язык, хотя не всегда достаточно бывает репетиций.

Расскажите о ваших гастрольных планах?

Канон Мацуда: Недавно я играла в Грузии концерт Рахманинова. Во Владивосток прилетела после нескольких концертов в Японии, в программе были произведения Мусоргского, Чайковского, Бетховена, Шумана. В конце августа впервые буду выступать в Сингапуре с первым концертом Чайковского.

В октябре и ноябре запланировано несколько концертов в сопровождении симфонического оркестра Мариинского театра в Японии, дирижировать будет маэстро Гергиев. А в середине декабря у меня концерт в Китае. Я выступала там в прошлом году, и меня снова пригласили сыграть рапсодию Рахманинова.

Станьте первым комментатором

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика