Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

На якутских зверофермах начали разводить соболей

Первую экспериментальную партию из 30 соболей для МУП "Золотинка", базирующегося в Нерюнгринском районе, закупили в конце 2018 года. А недавно расположенная неподалеку от Якутска самая крупная в регионе Покровская ферма приобрела сразу 300 зверьков.

Фото: Елена Нагорных/РГ Когда в отечественных зверосовхозах заговорят о прибылях

Разумеется, привычные серебристо-черные лисы пока остаются на этих предприятиях в преобладающем большинстве, но перспективы здесь связывают с царем пушных зверей. И условия для новоселов подготовили если не царские, то уж вполне приличные. Соорудили новые шеды (клетки с домиками и площадками для выгула), а на звероферме МУП "Золотинка" построили и оборудовали кормокухню, которая обошлась в 5,6 миллиона рублей.

Заняться соболями звероводов побудило простое обстоятельство: рынок мехов становится все более неустойчивым.

— Разводить только один вид пушных зверей с экономической точки зрения нецелесообразно. Цены колеблются очень сильно, что-то может вообще не продаваться. Поэтому сейчас должно быть как минимум два вида. Если резко упадет цена на лису, выручит соболь, — рассказал "РГ" генеральный директор Покровской зверофермы Максим Васильев.

Это частное предприятие закупило в одном из хозяйств Иркутской области 250 самочек и 50 самцов. По словам руководителя, до товарного производства еще очень далеко.

— Сейчас надо сформировать маточное стадо, и на это уйдут годы. В нашем деле на какой-то результат можно рассчитывать лишь при условии, что есть 500 самок. Это задача на ближайшее время. Но вообще на крупных российских зверофермах минимумом считается полторы тысячи голов, большинство же работает с тремя-четырьмя тысячами. Мы разработали пятилетний бизнес-план, реализация которого, надеюсь, позволит приблизиться к отраслевым стандартам, — говорит предприниматель.

Звероводство — весьма своеобразный бизнес. В советские годы отрасль считалась валютным цехом страны, но рынок упал настолько сильно, что о прибылях речь пока не идет. Якутские предприятия вне зависимости от формы собственности (как и все сельское хозяйство) — планово-убыточные и дотируются из бюджета. Те же клетки и кормокухню в "Золотинке" строили на бюджетную субсидию. Сами бы не вытянули.

В советские годы отрасль считалась валютным цехом страны, но потом рынок упал. Якутские зверофермы вне зависимости от формы собственности — планово-убыточные и дотируются из бюджета

— Против нас работают потепление климата и зоозащитники, очень активно влияющие на формирование спроса. Пожалуй, влияние "зеленых" даже сильнее, чем климатические процессы. Но товар покупают, и его надо производить, благо якутские меха выгодно отличаются от тех, которые идут на рынок из более теплых регионов. Чем холоднее климат, тем пушистее шубка у зверька. Якутский соболь (правда, до сих пор лишь дикий) всегда был брендом, и мы постараемся не уронить марку, — отмечает Васильев.

По его словам, с ростом маточного стада себестоимость продукции будет снижаться. Других возможностей сократить издержки у звероводов немного. Они и без того используют самые дешевые корма — отходы животноводства, птицеводства и рыбопереработки. Но в Якутии поставщиков субпродуктов не хватает, приходится делать закупки за пределами региона.

— Сами-то отходы стоят копейки. Но пока довезешь, к их цене добавляются еще две. Выгадываем лишь на том, что храним корма в естественных ледниках. Экономим на электричестве — морозильные установки нам не нужны, — говорит директор зверофермы.

Еще одна проблема — кадры. Сейчас на предприятии работают 24 человека при средней зарплате 25 тысяч рублей в месяц. При этом специалистов — дипломированных, опытных — здесь не хватает.

Фото: Пресс-служба главы и правительства РС(Я) За строительство моста через Лену Якутия начнет платить через пять лет

— Мы хорошими заработками зазываем ветеринаров и зоотехников, от работы которых зависит почти все, вплоть до качества мехов. Но зоотехников по звероводству очень мало, это проблема всей страны. Сама отрасль невелика, специалистов для нее, увы, готовят штучно, — сокрушается Максим Васильев.

При всех трудностях руководитель старейшего (звероферма действует с 1943 года!) хозяйства смотрит на все с оптимизмом. Конечно, время, когда меховая шапка в России была на каждой второй голове, а шубка — на каждой третьей даме, давно кануло в Лету. Директор зверофермы и сам носит пуховичок и лыжную шапочку. Однако ценители мехов не перевелись даже в странах, где моду диктует Грета Тунберг, а значит, спрос на специфическую продукцию будет.

P.S.

Звероводством в Якутии занимаются шесть хозяйств. В прежние годы здесь массово разводили разнообразных лисиц, песцов, экспериментировали даже с енотами. Сейчас все маточное поголовье — это 2,3 тысячи серебристо-черных лисиц, менее ста голубых песцов, и теперь к ним добавились около 300 самок соболя. Вряд ли отрасль поднимется до уровня советских лет, но разведение соболей позволит предприятиям чувствовать себя более уверенно на непростом современном рынке.

Станьте первым комментатором

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика